NeAmina
Ушедшим из зазеркалья обратной дороги нет.
Много лет назад осенней ночью,
под косыми струями дождя
пан Бычковский торопился очень
от своей зазнобы уходя.
Каркали вороны на калине,
предрекая трудности дорог,
разъезжались ноги в рыжей глине.

Выдирая с чавканьем сапог,
пан Бычковский материл стихию,
старост, воеводу, короля,
говорил эпитеты плохие.
Не серьезно, а эмоций для.
Чтоб вас всех… А так, конечно, слава
тем, кто наставляет свой народ…

Впереди — глубокая канава,
и не вплавь ее, ни даже вброд.
Мысль пришла, на удивленье, скоро
и была шикарна и проста:
оторвал доску он от забора,
и приладил в качестве моста.
Широка, крепка — мечта, короче,
и прочна — да выдержит быка;
вроде бы легла легко и точно,
знать, канава все ж невелика.

Пан пошел, кляня привычно лужи,
грязь, ботинки, полные песка.
Посреди канавы обнаружил,
что — гляди-ка — кончилась доска,
что еще до берега немало,
/чтоб вас всех, и виноват король!/
а конец доски держал устало
хмурый, недовольный старый тролль.

Он глядел печально и сурово,
край доски торчал из крепких лап.
Крякнул пан, сказал ему: «Здорово.
На, хлебни, покуда не ослаб».
Славный самогон гнала зазноба,
три глотка и тут же вдрабадан.
До утра в канаве пели оба:
старый тролль и славный польский пан.

@темы: сказки, юмор